Мир славянского духовного единения

rasvetv@gmail.com

Календарь



Ирина Колодюк.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА:

Предлагаем вам ценный этнографический материал 100-летней давности. Пусть вас не смущают христианские молитвы и заговоры. В остальном родная традиция на рубеже конца ХIХ – начала ХХ века была в народе полностью сохранена. В конце этой статьи мы расскажем об обрядах, славлениях и заговорах, применявшихся в Ведической Руси. Приятного чтения.

Народные лекари всегда привлекали к себе внимание, как простых людей, так и учёных. В частности, известная исследовательница народной медицины З. Болтарович среди них выделяла отдельные "профессиональные" категории. В конце XIX - начале ХХ в.в. они были представлены кровопускателями, бабами-повитухами, костоправами и знахарями. Но с развитием современной медицины первые две категории исчезли (уже о значительном ограничении первой группы в ХХ в. отмечала З. Болтарович).[1]

 

Другая ситуация сложилась с бабами-повитухами. В современное время их услугами давно не пользуются, однако память о них существует, так как почти каждая пожилая сельская женщина слышала о них или обращалась к ним за помощью. Об этом, в частности, свидетельствуют полевые исследования, собранные автором публикации летом 2003 года во время экспедиции в Житомирскую область (Брусиловский и Коростышевский районы, где также проживают переселенцы из Народичского и Овручского райнов). Подтверждают это и материалы, записанные в Заричницком и Дубровицком райнах Ровенской области.

Сведения о бабе-повитухе, которые можно встретить в научной литературе, преимущественно освещают статус народной лекарки в контексте родильной обрядовости.[2] Основательным исследованием повитух во всех сферах их деятельности одной из первых в Украине начала заниматься известный этнограф Елена Александровна Боряк, выпустившая несколько публикаций, а так же монографию на эту тему[3].

Отметим, что повитухи делились на несколько категорий: 1) дипломированные; 2) обученные, но без соответствующего образования; 3) сельские.

Две первые группы работали преимущественно в городах, последняя – специализировалась в сёлах. Причём, несмотря на множественные меры, предпринимаемые государством к распространению по сёлам квалифицированной врачебной помощи, баба-повитуха долгое время оставалась неизменной составляющей сельской медицины.[4] О сельской бабе-повитухе и пойдёт речь.

Женщину, принимавшую на селе роды, называли по-разному (в зависимости от местности). Наиболее распространённым было: "баба", "баба-повитуха", "баба-бранка", а так же ещё более десяти вариантов названий.[5]

Во время полевых исследований, кроме вышеперечисленных названий были выявлены ещё и такие: "баба, которая пуп вяжет",[6] "баба-нужная",[7] "баба по родам",[8] "повыть".[9] Иногда, по роду деятельности, ей давали прозвище на селе: "У нас баба была такая, Орина, как говорили, Бабичиха, это она всё принимала, ко всем ходила, да бабила".[10] Иногда просто называли по имени: "Как их звать, так и называли"[11].

В повитухи шли, как правило: "Старенькие бабы, которые видели это, знали. Они уже и принимали". (записано автором от Заяц М. А.). Преимущественно им было "за пятьдесят, шестьдесят, они уже своих детей вырастили, внуков имели, тогда уже они к людям шли" (записано автором от Линкевич А. Ф.).

Однако, одним из главных требований к женщине, которая шла “бабить” было: вести степенный образ жизни, быть "чистым человеком, детей не водить [не рожать] и чтоб ничего при себе не иметь", "чтобы не было на рубашке” [отсутствовали регулы], “чтоб чистая была"(записано автором от Утюк А. А.). Такое требование было связано с народным убеждениям о том, что все дети, которых приняла «нечистая» баба – будут золотушными (больными золотухой)[12].

Вместе с тем, случаи, когда женщина ходила по деревне и “бабила”, а потом рожала сама, были: "Моя мать так рождена. Она родилась тогда, когда у её брата было трое детей, то она с ними и выросла, там уже не розбирёшь чьи они» (записано автором от Сычевской Анны).

Как правило отношение к такой “бабе” и к ребёнку было насмешливое. Ребёнка называли “забабич”, “бабинец” (записано автором от Заяц М. А.). Однако бывало, когда к таким случаям относились с пониманием: "Ей было 58 лет, а она дочь родила. А кто над ней смеялся? Никто над ней не смеялся. Родила баба, да и всё"[13].

При выборе бабы-повитухи учитывался её нрав, так как согласно народному мировоззрению,  черты её характера в определённой степени переходили на ребёнка: "Баб выбирали добрых, чтобы не были они сплетницы, чтобы не были погаными. Такая баба-повитуха по всему селу ходила, она была везде. Первая баба на селе "[14].

В отличие от дипломированных акушерок, бабы-повитухи учились своему мастерству на протяжении всей жизни: рожали детей, наблюдали за тем, как работали повитухи (их предшественницы), перенимали знания и умения от матери или свекрови. Нередко это занятие передавалось из поколения в поколение. Несмотря на все усилия официальной медицины заменить повитух в сёлах дипломированными акушерками, последние долгое время не были способны конкурировать с сельской бабой-повитухой.[15]

Народное мировоззрение наделяло повитух сверхъестественной силой, благодаря которой они могли предсказать судьбу ребёнка, его удачливость, характер. Точно знали: выживет ребёнок или умрёт. Узнавали повитухи об этом следующим образом: "Как баба примет роды, то идёт назад и смотрит в окно, а потом скажет, кто от чего умрёт. Про одного скажет, что тот повисится, про другого, что тот утонет. Угадывали когда-то ... Ну, когда люди много знали, не то, что теперешние".[16]

Существовало множество верований, связанных с днём и часом, когда родился ребёнок. Некоторые предсказывали судьбу по дням недели: в понедельник рождаются вещуны-прорицатели, в четверг – богачи, рождённые дети в пятницу – несчастливые, в воскресенье – страстные. Ребёнок рожденный на Наума будет мудрым, на Благовещение – глупым, просто на большой праздник – несчастным, калекой или малодушным.[17]

Было также распространено убеждение, что существует счастливое и несчастливое время рождения, от которого зависела судьба ребёнка. В беседе с автором публикации одна из чернобыльских переселенок рассказала, что баба-повитуха, которая принимала у неё роды, чётко определила таким образом судьбу и характер её дочери (записано автором от Ходаковской Г. А.).

Важными для бабы-повитухи становились её первые роды, когда её впервые приглашали в качестве акушерки. Нередко бабы сначала набивались сами: "Зачем хлопотать с приглашением бабы, вот я сама, разве я не видела, как это делается"?[18] После того, как она благополучно "побабила" её начинали звать и другие. Однако следует учесть, что существовала определённая этика: не следовало менять одну бабу на другую, иначе обиженная повитуха могла наслать на ребёнка кликушество или другую беду[19].

Таким образом, когда подходило время родов посылали за бабой-повитухой. Как правило, приглашать её шёл отец ребёнка или ближайший родич. Иногда бабу звали вечером, чтобы никто не видел: согласно убеждениям полещуков, чем меньше людей знали о родах, тем легче они проходили [20].

Отказываться идти к роженице принимать роды считалось страшным грехом, хотя для начала баба и отказывалась, так как считалось, что тогда роды будут лёгкими [21].

В дом роженицы повитуха приносила определённые ритуальные предметы. Так, на Черниговском Полесье баба обязательно несла хлеб, соль, травы, освящённый нож, пряжу, полотно на пелёнки, платок. Считалось, что эти предметы станут залогом лёгких родов.[22]

Начинала баба с молитвы, поклонов, а затем переходила к принятию родов. На первом этапе её функции заключались в наблюдении за роженицей, обследовании её родовых путей. Повитуха поглаживала, растирала живот с целью вызвать сокращение мышц матки и облегчить выход ребёнка на свет. Нередко баба рекомендовала роженице более удобную позу или положение для облегчения болей[23].

При тяжёлых родах повитуха прибегала к фитотерапии: приготавливала настои из цветов ржи, корней аира, листьев крапивы, пырея и др. Парила роженицу на гречневой соломе на печи, давала дуть роженице в бутылку, поила "братками" (фиалкой трёхцветной). Макала “повисмо” (пряжу из конопли и льна) в тёплую воду и обкладывала им роженицу.[24]

Тяжёлые роды считались "карой Божьей" за грехи. В таких случаях практиковалось просить прощения: прежде всего, покаяние приносила баба, супруги просили прощения друг у друга, родственников, редко – у соседей [25].

Однако, следует заметить, что среди баб-повитух попадались шарлатанки, методы лечения которых приводили к смерти матери или ребёнка. К примеру, они били роженицу животом о двери, жали на живот, заставляли вытягивать воду из колодца, скакать со скамейки или печки и др. Удивительно, что даже при фатальных случаях бабу не обвиняли, но снова приглашали принимать роды.[26]

Огромное значение при тяжёлых родах имели религиозные практики. Часто перед началом своей деятельности сами повитухи брали благословение у священника, заказывали молебен или акафист деве Марии – покровительнице беременных женщин[27]. Роженице так же советовали молиться, давали пить воду, которой омывали икону, завешивали “рушником” (полотенцем), использовавшимся на Пасху, или висевшим над образами[28].

Нередко посылали родственников к священнику с просьбой открыть царские врата в церкви: верили, что через церковь простилается кратчайший путь с Небес, которым должно снизойти дитя [29]. Подтверждение этому верованию находим в заговорах "к роженице", которые знала каждая опытная баба-повитуха:

Святые мосты мостили, с Небес до Земли.
Отворитеся заслоны костяные, а ты Пётр и Павел берите ключи золотые,
А вы, ангелочки, заберите боли.
(Записано автором от Сычевской А.)
 
Царские врата открываются,
Мальчик или девочка, на свет нарождаются.
(Записано автором от Рудницкой М.)

Или, перекрестив и подувши на воду, она  трижды повторяла:                                 

На Всиянской горе, на шёлковой траве,
Там Богородица ходила, золотые ключи носила,
Царские врата открывала,
Младенца на свет выпускала.

Затем давала випить роженице три глотка этой воды, мочила грудь, живот и лицо, а остальное выливала на пороге (записано автором от Чикун Н.Н.).

Чаще всего в заговорах обращались к святым и Богородице, которым в украинских заговорах в целом, принадлежало ведущее место. Известная исследовательница М. Гримич связывает это с тем, что вся украинская тайная обрядность была связана с женским полом: исполнительницами лечебных обрядов почти всегда были женщины; подавляющее большинство "болезней" имеет женский пол. Поэтому и считалось необходимым молиться перед обрядом покровительнице женской стати[30].

Следующим этапом в родильной обрядности было отрезание пуповины, которое осуществляли придерживаясь строгих гигиенических норм. "Отрезали пуповину так: два пальца клали и пуповину отрезали, завязывали коноплёй. Завяжут с одной стороны, завяжут с другой, обматают коноплёй и всё. Конопля обеззараживает" (записано автором от Музыки Г.).

Отрезая пуповину, баба-повитуха приговаривала: "Отрезаю пуповину на возраст, на сто лет".[31] Пуповину отрезали на том предмете, который впоследствии мог иметь определённую связь с родом деятельности ребёнка. Обычно у мальчика – на топоре или полене, а у девочки – на гребне. Позже возник обычай отрезать пуповину на книжке, чтобы парень был грамотный. Чтобы ребёнок был плодовитым и у роженицы ещё были дети, пуповину необходимо было завязать "матеркой" (женским стеблем) - "материнской" льняной или конопляной пряжей.

Однако, из-за бедности, пуповину со стороны матери перевязывали посконной нитью (боялись большого количества детей). Однако, к такому методу прибегали крайне редко, так как такие действия" не годились, грех".

В последний период родов происходило отделение плаценты – “места”. При задержке её выхода повитухи использовали различные рациональные (прикладывали различные компрессы) и иррациональные методы (вызывание "места" в форме просьбы).[32]

После выхода плаценты, повитуха, обмыв роженицу, приступала к следующему этапу – купанию ребёнка. Купание, особенно первое, по народному мировоззрению, имело большое значение для дальнейшей судьбы человека. Опытные бабы-повитухи хорошо знали травы и добавляли в купель те из них, которые благоприятно влияли на здоровье новорождённого младенца: череду, мяту, “Петровы плети”, ромашку, чистотел, любисток, цветки пиона и калины.

Если ребёнок рождался слабым, баба-повитуха тоже умела подбирать необходимые комбинации трав: "Как дитя родится пустое, худое, то его купают в братках" (фиалке трёхцветной). В пионах купали при эпилепсии, в секирах полевых – при безсоннице. Клали полищуки в купель и пепел, кораллы, серебряные монеты, имевшие обеззараживающие свойства: "Деньги разные, чтобы богато было".

Советовали купать маленьких детей в пелёнках, потом меняя их на сухие. Предостерегали бабы-повитухи от резких движений, направленных на ребёнка, в частности, для формирования ровных ног рекомендовали брать детей не за коленки, а за “лыточки” (бёдра). Если же случались вывихи, особенно родовые, полесские бабушки делали так: "Как спинка вывихнется у ребёнка, как родится, то меряют в купели. Колено до локтя трижды". Не последнюю роль играла тут народная магия: "Детей малых купают в “пивонци” [пионе], чтобы хорошие были, в любистках, чтобы любили хлопци”.33

Когда делали купель, смотрели на пол ребёнка: "Парню – дуб, девушке – береза" (записано автором от Ходакивской Г.). "Как девушка, то с пионов цветок" (записано автором от Гордин Н.). Девочку купали в любистках, "чтобы ребята любили", а мальчику клали "бархатцы, чтобы был хороший".34

После принятия родов происходили "слитки" - сливание (очистка) на руки роженицы и бабы-повитухи. Осуществление этого обряда было обязательным. В противном случае повитуха не могла принимать роды у другой женщины.[33] Происходило это так: утром баба-повитуха шла за водой к колодцу, приговаривая:

"Иду водицы брать, стало меня три ангела встречать:
Один Михаил, второй Гавриил, третий – чудотворец Николай.
Стала я их просить: чудотворец Николай!
Помогаешь на водах, помоги и мне водицы набрать,
Богомольную, крещёную рабу божью (имя) обмывать и поить и пропитание вызывать".[34]

Придя к колодцу, повитуха шептала:

"Добрый день, тебе, вода Олияна, и тебе, земля Тетяно.
Прибываешь, вода, с гор, долин, из-под красных калин, с лесов, с подлесков,
Чтобы так прибывало у роженицы молоко
Для пропитания богомольного, крещённого младенца (имя).[35]

Принеся эту воду в дом, баба омывала руки себе и роженице, которая приговаривала:

"Ты мне, бабушка, очищаешь душу, а я тебе – руки".[36]

Другой пример обряда очищения на Черниговщине. Баба-повитуха в горшок с водой клала иву и овёс, а затем поливала этой водой руки роженицы. Причём роженица должна была стоять правой ногой на топоре, если мальчик, или на гребне, если девочка. Вытирая руки роженицы, баба-повитуха приговаривала:

"Как ива растет быстро, чтобы так и ребёнок рос быстро!
Как железа никто не укусит, чтобы так ни роженицу никто не искусил ни ребёнка –
Ни из ветра, ни из-под взгляда, ни с приговору!
Чтобы не боялась никакого сглаза! Не мой дух, Божий дух! Баба с вещью, Бог с помощью".[37]

После родов, некоторое время баба ухаживала за роженицей и хозяйничала в её доме: убирала, готовила есть у неё дома или приносила с собой. "Целую неделю ходила к роженице и варила есть, или у той роженицы, или приносила из дома. А тогда уже бабу благодарили: набирали ей на платье, хлеб несли" (записано от Музыки А.). Благодарили бабу тем, что имели: "Бабе давали подарки: платок, на платье набирали, что у кого было, так – не требовали" (записано автором от Романенко Н.). А потом "как уже роженица придёт в себя, она и сама несёт пироги, три пирожка, и несёт бабе уже гостинцы, платок или кофту или материю и идёт к ней, несёт" (записано автором от Рудницкой М.).

После родов бабу-повитуху не забывали, а чествовали и в дальнейшем. В частности, обязательно звали на крестины, где непременным ритуальным блюдом была бабья каша, которую чаще всего готовила сама баба-повитуха. Существовал обряд разбивания "бабьей" каши. Такое право предоставлялось тому, кто больше всего ложил денег в кашу. Как правило, такая честь выпадала куму. Вершок каши давали матери ребёнка, а остальное баба делила между всеми гостями. Причём, к этому добавлялись такие словесные формулы-пожелания, которые указывали на связь этого действия с магией плодовитости: "Роди, Боже, рожь и пшеницу, а куму и куме детей копну".[38]

Обязательно приглашали повитуху и на «похрестины», которые проводили на второй день после крещения. Кумовья одаривали бабу калачом, а все присутствующие бросали ей на тарелку деньги. Не забывали бабу и в последующие годы. По обычаю, дети, которых "бабила" повитуха, навещали её на все главные религиозные праздники, особенно на Пасху: "На Пасху идут, а баба уже им покрашенное яйцо даст. Они бабе — что уже есть: пирожки или пасочку" (записано автором от Сычевский Анны). Если баба доживала, то звали её и на свадьбу, оказывая ей все почести: "Садят на стул, там возле образов, в красном углу. Это уже она модная баба, раз уже женит своего внука" (записано автором от Рудницкой Н. Н.).

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод, что баба-повитуха занимала одно из ведущих мест в родильной обрядности жителей Украинского Полесья, являясь в сфере акушерской практики на селе одним из главных лиц. Она широко использовала как рациональные, так и иррациональные знания народной медицины. В частности, знала лекарственные травы, умела сделать из них настойки, компрессы, которые способствовали быстрым, безболезненным родам и рождению здорового ребёнка. В случае сложных родов применяла различные магические элементы, в том числе и заговоры, которые занимали одно из ведущих мест.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА:

Не трудно догадаться, что в Ведической Руси роль повитухи выполняла либо Жрица Рода, либо старшая Баба в роду. Слово «Баба» в Древлесловенской Речи означало «Врата Междумирья» чрез которые в наш мир входили Души новорождённых детей. До сих пор в Санскрите и других языках мира слово “Баба” означает “Светой”, “Свещенный”.

Рожали наши пра-пра-бабушки в воду, чтобы дитя плавно переходило из мира Слави в наш мир Яви: ребёнок выплывал из околоплодных вод матери – в родовую банную купель. Ведаману Ведагору Трехлебову Староверы Сибири показывали родовую банную купель в которой, по их утверждениям, родилось больше 10 поколений их рода.

Напомним, что всё, что связано с исполнением долга перед родом [39] и продлением рода [40] – в Ведической Руси являлось свещеннодействием. Начиналось это свещеннодействие с выхода Душ будущих родителей с помощью Тантра-Йоги в мир Слави и приглашения Предков рода мужа в мир Яви в качестве своих детей. Когда это приглашение успешно состоялось – родители готовились к зачатию.

Зачатие Предка рода мужа являлось итогом другого свещеннодействия – Родового обряда вложения семени. С этой целью свою опочивальню супруги превращали в Родовой Алтарь.

Вынашивание младенца происходило под охраной Родовых Богов. С этой целью беременная мать никогда не расставалась с обереговой куклой, сделанной, намолвленной Обереговой Силой Рода и подаренной ей мужем.

Роды были тоже свещеннодействием по переходу одного из Предков рода мужа из мира Слави в мир Яви. С этой целью свою семейную баню супруги превращали в Родовой Алтарь. Роды происходили под покровительством Родных Богов: Рода и Рожаны, Сварога и Лады, а также, Богов и Богинь – Родоначальников рода мужа. У них и бралось благословение - супругами, Жрицей Рода и бабой-повитухой.

В зависимости от того, в переиод влияния какого из Чертогов Сварожьего Круга (Зодиака) происходили роды, благослолвение бралось и у Бога или Богини – Покровителей и Управителей данного Чертога.

С заговорами до, во время и после родов, как рожаница, так и Жрица Рода или баба-повитуха обращались не только к перечисленным Богам и Богиням, но и к Богам-Управителям 5-ти стий материальной Природы: Матери Сырой Земле, Матушке Водице, Батюшкам Огнебогу, Стрибогу (Управителю Воздуха) и Акаше (Пространству). Поэтому роды происходили на освещённой Земле с освещённой Водой, в присутствии освещённого Огня и Воздуха в освещённом Пространстве семейной бани.

Всё это обезпечивало лёгкие безболезненные роды. Они в обязательном порядке происходили в присутсвии отца ребёнка, который принимал роды. Жрица Рода или баба-повитуха выполняли лишь вспомогательные функции. Новорождённого младенца первым брал в руки отец – кто посеял, тот и жнёт. Он вынимал чадо из банной купели, дожидался, славя Родных Богов, его первого вздоха и прикладывал к материнской груди.

Пуповину ребёнку никогда не отрезали. После выхода плаценты её помещали в освещённую воду со льдом и носили вместе с ребёнком до тех пор, пока пуповина не прекращала пульсировать, отдавая младенцу нужные его организму вещества. После прекращения пульсаций пуповину перевязывали над пупком освещённой косичкой, сплетённой из льняной нити и волос отца с матерью. При этом возносилось славление Родным Богам и произносился заговор на самостоятельную здоровую жизнь.

Когда пуповина в перевязанном месте отсыхала, то её вместе с плацентой прикапывали под корни молодого саженца, астрологически являвшегося Свещенным Древом новорождённого чада. Таким образом добавлялось ещё одно Древо в  Свещенной Родовой Роще. Иногда плаценту сжигали в огне Родового Алтаря, если в Свещенной Роже уже росло Древо, астрологически являвшееся Свещенным Древом для новорождённого младенца.

После отсыхания пуповины отец ребёнка в присутствии Жреца Рода показывал чадо Яриле-Солнцу и Родным Богам, призывая Их благословения на долгую, здоровую и счастливую жизнь его дитя в мире Яви.

В Южно-российской и Украинской традициях – через 1 год, а в Урало-Сибирской традиции – через 12 лет ребёнок проходил обряд наречения душевного и духовного имён (помимо того светского, что дали родители). В этом обряде принимали  участие кумовья отца с матерью –  духовные родители ребёнка, которые к мирским знаниям его ума, добавляли духовные знания своих умов. Поэтому у нас до сих пор сохранилась пословица: “Ум хорошо, а два – лучше”.

По Ведической Традиции кумовья оказывали чаду своё покровительство всю свою жизнь в мире Яви, а в случае преждевременной смерти родителей ребёнка, принимали на себя обязанности его воспитания и духовного водительства в жизни.

С приходом на Славяно-Арийские земли христианской религии, Ведическая Традиция была упрощена, частично переделана и перенесена на базу христианского мировоззрения. В таком виде она и просуществовала до конца ХIХ – начала ХХ века. Как сами видите, уважаемые читатели, не так уж много было упрощено и переделано. При здравомысленном подходе – Родную Традицию можно и нужно восстановить.

Благо дарим уважаемым читателям за внимание.

Если вас заинтересовала эта тема, подробности вы можете найти на нашем сайте в разделе “Созидание благодетельного потомства”.


[1] Болтарович З.Е. Народная медицина Украинцев. - М., 1990. - С. 38.

[2] Кузеля С. Ребенок в обычаях и верованиях украинского народа // Материалы к украинской-русской этнологии. - Львов, 1906. - Т. 8. - с. 15; Гаврилюк Н.К. Картографированием явлений духовной культуры (по материалам родильной обрядности Украинцев). - М., 1981; Супруненко В. Народин. Истоки нации: (символы, верования, обычаи и быт Украинцев). - Запорожье, 1993; Гвоздевич С. Родильная обрядность полещуков // Полесья Украины. - Львов, 1997. - Вып. 1, Хрыч А. Народная медицина Киевского Полесья // Полесья Украины: материалы историко-этнографического исследования. - Л., 1997. - Вып. 1, Хрыч А. Материалы по народной медицине Житомирского Полесья // Полесья Украины: материалы историко-этнографического исследования. - Львов, 1999. - Вып. 2; Овруччини, 1995; Борисенко Валентина. Традиции и жизнедеятельность этноса. На материалах празднично-обрядовой культуры Украинцев. - М., 2000; Марко Грушевский. Ребёнок в обычаях и верованиях. - М., 2001. - с. 20; Мандебура-Нога А. Народные верования, обычаи, обряды полещуков" // Этническая история народов Европы. - М., 2002. - Вып. 13.

[3] Боряк Е. Сельская повивальная бабка в статусе родопомощници // Вестник Львовского университета. Серия историческая. - Львов, 2000. - Вип.35 - 36. - с. 441 - 445. Боряк Е. Состояние народного акушерства в XIX в. // Украинский исторический журнал, 2001. - No 2. - с. 49 - 61; Боряк Е. Баба-повитуха в контексте "охоты на ведьм": украинско-западноевропейские параллели .// Социум. Альманах социальной истории. Вып. No. 35 - 36. – с. 249 - 262.

[4] Боряк Е. Состояние народного акушерства в XIX в. – с. 49.

[5] Боряк Е. Сельская повивальная бабка в статусе родопомощницы. – с. 443.

[6] Записано автором 14.07.2003 г. от Чикун Натальи Никифоровны 1928 г. р. родом из с. Старые кони Заричнецкого района Ровенской области.

[7] Записано автором 12.07.2003 г. от Кагон Марии Кирилловны 1930 г. р., жительницы с. Соломиевка Дубровецкого района, Ровенской области.

[8] Записано автором 14.07.2003 г. от Утюк Александры, жительницы с. Прикладники Заричнецкого района Ривненской области.

[9] Записано автором 14.08.2003 г. в с. Морозовка Брусиловского района, Житомирской области. от Кобылинский Нины Иосифовны, 1928 г. р. переселена из с. Базар Народичского района.

[10] Записано автором 11.08.2003 г. в с. Новые Озеряны, Брусиловского района, Житомирской области от Заяц Марии Андреевны, 1938 г. р. переселённой из с. Журавлинка в 1992 году.

[11] Записано автором 20.08.2003 г. в с. Потиивка Радомышльского района, Житомирской области от Линкевич Антонины Феликсовны, 1923 г. р. переселённой из с. Рудня-Осошня Народичского района.

[12] Верхратский С. Украинский медицинский фольклор // Рукописные фонды Института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Т. Рыльского НАН Украины (далее фонды ИИФЭ). - Ф. З. От. сб. 452. - С. 32.

[13] Записано автором 2003 г. в с. Быков Брусиловского раони Житомирская области от Ходакивской Анны Андреевны, 1927 г. р., переселённой из с. Заводное Народичского района.

[14] Записано автором 20.07.2003 г. от Музыки Ганны Денисовны, 1924 р. н. жительницы с. Коростышив.

[15] Подробнее см. Боряк Е. Состояние народного акушерства в XIX в.

[16] Записано автором в 2003 г. от Кривчук Марии Антоновны 1937 г. р., переселена из с. Большие Клещи Народицкого района в 1990 году. Житомирская область, Коростышевский район., с. Лысовка.

[17] Кузеля С. Указ. труд. - с. 28.

[18] Кузеля С. Указ. труд. - с. 164 - 165.

[19] Там же.

[20] Мандебура-Нога А. "Народные верования, обычаи, обряды Полищуков" // Этническая история народов Европы. - М., 2002. - Вып.13. - с. 47; Материалы к украинской-русской этнологии. - М., 1906. - Т. 8. - с. 14 - 15; С. Гвоздевич. Родильная обрядность Полещуков // Полесья Украины. - Львов, 1997. - Вып. 1. - с. 164.

[21] Верхратский С. Украинский медицинский фольклор // Фонды ИИФЭ. - Ф. 14 - 3. - От. сб. 452. - с. 32.

[22] Там же. - с. 448.

[23] Там же.

[24] Борисенко Валентина. Традиции и жизнедеятельность этноса. - М., 2000. - с. 102; Хрыч А. Народная медицина Киевского Полесья // Полесья Украины: материалы историко-этнографического исследования. - Львов, 1997. - Вып. 1. - с. 211. Мандебура-Нога О. Указ. труд. - с. 46.

[25] Кузеля С. Указ. труд. - с. 166.

[26] Там же. - с. 20.

[27] Верхратский С. Указ. труд. - с. 32.

[28] Кузеля С. Указ. труд. - с. 23.

[29] Гримич М. Традиционное мировоззрение и этнопсихологических константы Украинцев. - М., 2001. - с. 219.

[30] Там же. - с. 332.

[31] Марко Грушевский. Указ. труд. - с. 20. Гаврилюк Н.К. Картографирование явлений духовной культуры. - с. 69; Борисенко В. Традиции и жизнедеятельность этноса - с.102 - 103. Супруненко В. Деторождение.- с. 61. Кузеля С. Указ. труд. - с. 98.

[32] Боряк Е. Сельская повивальная бабка в статусе родопомощницы - с. 453 - 454.

[33] Борисенко В. Указ. труд. - с. 112.

[34] Грушевский Марко. Указ. труд. - с. 31 - 32.

[35] Там же. 38 Супруненко В. Указ. труд. - с. 62. 39 Борисенко Валентина. Указ. труд. - с. 112. 40 Борисенко Валентина. Указ. труд. - с. 109 - 112.

[36] Супруненко В. Указ. труд. - с. 62.

[37] Борисенко Валентина. Указ. труд. - с. 112.

[38] Борисенко Валентина. Указ. труд. - с. 109 - 112.

[39] Исполнением долга перед родом – рождение 9-ти детей. Прим. ред.

[40] Продление рода – рождение мальчиков – продолжателей рода. Прим. ред.

  • svitok1.png
  • svitok2.png
  • svitok3.png
  • svitok4.png
  • svitok5.png
  • svitok6.png
  • svitok7.png
  • svitok8.png
  • svitok9.png
  • svitok10.png
  • svitok11.png
  • svitok12.png
  • svitok13.png
  • svitok14.png
  • svitok15.png
  • svitok16.png