Мир славянского духовного единения

rasvetv@gmail.com

Календарь

Всеславъ – соратник проекта «Родобожие».

В девятой части этой статьи мы продолжаем знакомство с Махабхаратой, осмысливая её Древние Славяно-Арийские образы. Перед началом чтения 9-й части этой статьи советую прочитать сначала её предыдущие части:

Разъяснение древних Славяно-Арийских образов.

Разъяснение образов, встречающихся в этой главе, даётся не в алфавитном порядке, а для удобства усвоения их смысла – в порядке их появления в тексте стихов.

Савитри. В соответствии с Симфоническим Санскритско-Русским Толковым Словарём Махабхараты академика Б.Л. Смирнова (в дальнейшем, для краткости – ССРТСМ) перевод таков: Sаvitri – женская ипостась Савитара – Солнца, великая Мать, та Спасительница, которая воплощена в мантре, ставшей божеством.

Рассмотрим образное значение имени Савитри: Савитар (Светар – Свет Ар (Земли) – эпитет Солнца как Спасителя от тьмы (ночи, невежества, пороков, смерти). Женская ипостась Савитара – Савитри (Савитара – Светара) – спасительница от тьмы (ночи, невежества, пороков, смерти).

 

Мадры. В соответствии с ССРТСМ: Madrа – «Радость», название страны и царя; народность, населявшая страну Мадру.

Образное значение имени Мадра таково: МА – Мать, Д – Добро (Достаток), Ра – Изначальный Свет Прародителя. Объединённый образ: «Добромыслящая об  Изначальном Свете Прародителя». Или «Обладающая, достатком Ра, т.е. Радостью или Радостная».

Ашвапати. В соответствии с ССРТСМ: «Владыка коня»; имя раджи из рода, тотемом которого был конь.

Рассмотрим образное значение имени Ашвапати: Ашва (в санскрите) – конь. Возможно, это искажённое слово «Гажва» (Га – Путь, Жва – Жвачный) – «Жующий в пути». Доныне в нашей речи сохранились похожие слова: гужва – гужевой (транспорт на конной тяге). Пати – Патер (отец, глава, владыка). Совмещённый образ: «Коней Владыка» – нарицательное имя Князя, в роду которого тотемным животным был конь.

Парван. В соответствии с ССРТСМ: Парван — узел, колено, составная часть.

Образное значение слова Парван таково: Парва – Первый (Сперва), Н – Ны (Наш), т.е. Первый наш.

Сатьяван. В соответствии с ССРТСМ: Satyavаn – «Правдоречивый», «правдивый»; имя раджи, сына Дьюматсены.

Рассмотрим образное значение имени Сатъяван: Сат – Свет Небесный (Ра), Ъ – Твердо (Утверждающий), Ява – Являющий, Н – Ны (Наш). Сложив образы воедино, получим: «Свет Небесный Являющий и Утверждающий наш». Отсюда понятно, почему на санскрите это звучит как «праведный».

Нарада. В соответствии с ССРТСМ: Nаrada – Учитель Богов (дэва-риши), самый популярный из легендарных мудрецов.

Образное значение имени Нарада таково: На – прими, получи (дар), РА – Изначальный Свет Прародителя, Д – Добро, А – Асъ (Азъ – Богочеловек). Совмещённый образ: «Наш Богочеловек, дарующий Изначальный Свет Прародителя». Дополнительное пояснение: Нарада – сын Сварога, Духовный Учитель Богов и Царей.

Шалвы. В соответствии с ССРТСМ: Саlvаh – название страны. Шалвы – название населяющего её народа.

Рассмотрим образное значение слова Шалвы: Ш – ширь, необъятность, Ал – наивысший, Ла – Душа, стремящаяся к наивысшему. Шала – название высочайшего, величественного древа (иногда подразумевалось и Родовое Древо). Складываем образы воедино: «Шала вы, т.е. вы – необъятное, развивающееся ввысь и вширь древо».

Дъюматсена. В соответствии с ССРТСМ: «Блистательное войско»; имя раджи, отца Сатьявана.

Образное значение имени Дъюматсена таково: Д – Добро, Ъ – Твердо (Утверждение), Ю – сочетание ИУ, И – Истина, У – Устой, Мат – Материнский (Изначальный), Се – Сей (этот), Н – Ны (наш), А – Асъ (Азъ – Бог, воплощенный на Земле). Сложив образы воедино, получим: «Бог, воплощенный в на Земле, утверждающий изначальные ценности – Добро, Истину и Устои». Такой Витязь мог сражаться с целой ратью, поэтому второе значение имени – великолепное войско.

Читрашва. В соответствии с ССРТСМ: «Пёстрый конь»; прозвище Сатьявана.

Рассмотрим образное значение имени Читрашва: Чи – Че – энергия Жизни (в каждой чакре имеет свои цвета), Т – То, Ра – Изначальный Свет Прародителя (в санскрите - «блестящая цветистость», в русском похожий образ – Радуга), Ашва – Конь (подробное объяснение дано выше). Совмещённый образ: «Читрашва – цветной (радужный) конь».

Рантидэва. В соответствии с ССРТСМ: Rantideva - эпитет Вишну (ранти — наслаждение); мужское княжеское имя.

Образное значение имени Рантидэва таково: Ра – Изначальный Свет Прародителя, Н – Ны (наш), Ти – Ты, Дев – Див (взрастивший Дивье тело (Душу) и могущий удерживать внимание в нём – Бог мира Слави), А – Асъ (Азъ – Богочеловек). Складываем образы воедино: «Ты – Бог мира Слави, несущий нам Ра-Свет».

Ашвины. В соответствии с ССРТСМ: Aсvina - «всадник», обычно в двойственном числе; олицетворение утренней и вечерней зари; они врачеватели-Ведуны; такими они и считаются среди Богов. Ашвины — красивейшие из небожителей, свою красоту они передали своим сыновьям, близнецам Пандавам: Накуле и Сахадэве.

Рассмотрим образное значение имени Ашвины: Ашва – Конь (объяснено выше), И – Истина, Ны – Наши. Сложив образы воедино, получим: «Наши Конные Всадники, знающие Истину». Боги мира Слави – Ашвины всегда скачут впереди Небесной колесницы Ярилы-Солнца, поэтому называются Богами утренней и вечерней зари. Они помогают людям и животным исцеляться от болезней.

СКАЗАНИЕ О САВИТРИ – О ЖЕНЕ ПРЕДАННОЙ И ЛЮБЯЩЕЙ.

Араньяка Парва (Книга третья, «Лесная»), главы 277—283.

ЦАРЕВНА САВИТРИ ОТПРАВЛЯЕТСЯ НА ПОИСКИ ЖЕНИХА.

У Мадров был некогда царь справедливый,
И щедрый, и сведущий, и терпеливый.
 
Защитой он был горожанам, крестьянам,
Трудился для блага трудом неустанным.
 
Все чувства свои обуздал Ашвапати.
Судьба не дала властелину дитяти.
 
Желая потомства, мечтая об этом,
Себя подчинил он суровым Обетам,
 
Всем сердцем он подвигам тяжким предался,
Лишь вечером раз в трое суток питался.
 
Порой, целомудренный, падал без сил он,
Но множество жертв Савитри приносил он.
 
Прошло восемнадцать всеблагостных вёсен,
И подвиг отшельника стал плодоносен.
 
Довольна была Савитри поклоненьем:
Богиня с живым и великим волненьем,
 
 
Восстав из светого огня, появилась,
И слово сказала Дарящая Милость:
 
«Я вижу, о, царь, ты в желаниях сдержан,
Я верю,— всем сердцем ко мне ты привержен.
 
Любую награду проси за служенье,—
Лишь к Правде страшись проявить небреженье».
 
Сказал Ашвапати: «Вот – Правда Светая.
Служил я Тебе, о потомстве мечтая,
 
И если сумел угодить я Богине,
Прошу,— сыновей подари мне отныне:
 
Все наши Заветы, — мудрец поучает,—
Завет Продолжения Рода венчает»!
 
В ответ – Савитри: «Нет прекрасней желаний.
Предвидела я твою просьбу заранее.
 
Ходила к Сварогу, сказал Самосущий:
«Пусть дочери ждёт он,— блестящей, цветущей».
 
Услышал ты, царь, Прародителя слово.
Сверх этого дара не будет иного».
 
«Да будет, как сказано»! — царь ей ответил,
Как прежде, безхитростен, кроток и светел.
 
Богиня исчезла, а царь, как и прежде,
Был предан заветам, добру и надежде.
 
Прошло над царём достодолжное время,[1]
И в лоне царицы оставил он семя,
 
И семя росло в целомудренном лоне,
Как месяц растёт на ночном небосклоне.
 
Прелестная дочь родилась у царицы,
Сияющих глаз трепетали ресницы.
 
 
Родители, радуясь той благостыне,
Назвали её Савитри – в честь Богини.
 
Шло время. Богине равна по обличью,
Вступила красавица в пору девичью.
 
Широкая в бёдрах и тонкая в стане,
Казалась она – исполненьем мечтаний.
 
Однако никто, красотой устрашённый,
Не брал Савитри, ясноглазую, в жёны.
 
Однажды, закончив свой пост многодневный,
К Богам Родовым, в первый парван, царевна
 
Молиться пришла с головою омытой,—
И жертвенник вспыхнул, цветами увитый.
 
 
Предстала, затем, пред отцом на закате,
С цветами склонилась к ногам Ашвапати,
 
И руки сложила, и встала с ним рядом,—
Широкая в бёдрах, с почтительным взглядом.
 
И царь, сострадая, сказал тонкостанной
Царевне своей, женихам нежеланной:
 
«Пришло, дочь моя, для супружества время,—
Но взять тебя в жёны считают за бремя
 
Твои женихи. Не достойные, право!
Слепишь их красой и душой величавой!
 
Сама поищи себе мужа: коль будет
Он равен тебе, нас никто не осудит.
 
Отца осуждают познавшие Коны,
Коль мужу не отдал он дочь свою в жёны,
 
И муж осуждаем, жену разлюбивший,
И сын, овдовевшую мать позабывший.
 
Поэтому, мужа найти поспеши ты,
Не то от Богов нам не будет защиты».
 
Немного смутясь, но, не зная тревоги,
Она поклонилась родителю в ноги,
 
С душою разумной, для блага открытой,
Отправилась в путь с надлежащею свитой,
 
Отправилась на золотой колеснице,
А царь и вельможи остались в столице.
 
Отправилась в чащи лесные, густые,
Туда, где отшельники жили седые,
 
Во многих свещенных местах побывала,
Наставникам-старцам дары раздавала.
 
 
САВИТРИ ВЫХОДИТ ЗАМУЖ ЗА САТЪЯВАНА.
 
Царь мадров сидел средь своих приближённых,
С ним — Нарада,  сведущий в праведных Конах.
 
Царевна из дальних приехала странствий,
Предстала пред ними в блестящем убранстве,
 
Склонилась к ногам и отца и светого.
Властитель услышал от Нарады слово:
 
«Откуда вернулась царевна в столицу?
И замуж почто ты не отдал девицу»?
 
А царь: «Потому-то, стремясь к этой цели,
Свою Савитри я отправил отселе.
 
Сейчас от неё мы узнаем: нашла ли
Супруга, в лесные отправившись дали?
 
Начни свою повесть, о дочь дорогая»,—
Сказал властелин, Савитри ободряя.
 
И та, будто Бога услышала,— сразу,
Отцу подчинясь, приступила к рассказу:
 
«Есть Шалвов страна. Добрый, кроткий, всеправый,
Дъюматсена был властелином державы.
 
Когда он ослеп, стал он жертвой коварства,
И отнял сосед у несчастного царство.
 
Незрячий с сынишкой-младенцем, с женою,
Он в лес удалился, справляться с судьбою.
 
Подвижником стал он в лесной глухомани,
Отрёкся от низменных, жалких желаний.
 
А сын его, в царской рождённый столице,
Но ставший защитником зверю и птице,
 
Сатъяван,  в скитаниях найденный мною,
Есть тот, кому стать я готова женою».
 
«Беда! – вскрикнул Нарада. – Тяжкое горе
На эту царевну обрушится вскоре!
 
Царевич, от праведных, чистых рождённый,
Правдивой и доброй душой наделённый,
 
Сатъяваном – Праведным прозванный с детства,—
Слыхал я,— коней полюбил с малолетства.
 
Гривастых лошадок лепил он из глины,
Конями свои украшал он картины,
 
За это прозвали царевича с лаской:
Читрашва  – «Скакун, Нарисованный Краской».
 
«А ныне,— спросил мудреца Ашвапати,—
Вкушает ли отпрыск слепца благодати?
 
И есть ли в нём кротость, и ум, и отвага»?
Ответствовал Нарада, ищущий блага:
 
«Как Солнце, он светел, как Индра, безстрашен,
Как наша Земля, он терпеньем украшен».
 
А царь: «Но красив ли душой и обличьем?
Насколько он щедр? Наделён ли величьем»?
 
Ответил мудрец: «Благороден, беззлобен,
Он щедростью лишь Рантидэве  подобен,
 
Красив он, как месяц, как братья Ашвины, —
Дневной и вечерней зари властелины.
 
Он стоек и сдержан, он смел и послушен,
Он скромен, и доблестен, и прямодушен».
 
А царь: «Коль таков он, душою высокий,
Какие же в нём притаились пороки»?
 
«Один лишь порок в этом царственном сыне:
Умрёт через год, начиная отныне».
 
Услышав ответ мудреца, Ашвапати
Сказал: «Савитри, не горюй об утрате.
 
Другого найди себе в мире широком:
Безсильны достоинства рядом с пороком.
 
К чему тебе муж, что погибнет до срока?
Беги от несчастья, беги от порока»!
 
В ответ – Савитри: «Это ведает каждый,—
Три дела свершаются в мире однажды:
 
Замужество, смерть, обещание дара...
Умрёт ли он юный, умрёт ли он старый,
 
В нём много ли блага иль больше дурного,—
Его избрала, не хочу я иного!
 
Что сердце решило – то вылилось в слово,
А слову – решение сердца основа».
 
«О, царь,— молвил Нарада,— силой душевной
И светлым умом обладает царевна.
 
 
Сатьявану равных не сыщем в подлунной,—
Одобрим же выбор красавицы юной»!
 
А царь: «Для меня все слова твои святы.
Я сделаю так, ибо ты – мой вожатый».
 
Мудрец пожелал им: «Развеем кручину,
Да будет вам благо, а я вас покину».
 
Взлетел в третье небо [2] мудрец  белоглавый,
А слугам велел повелитель державы
 
Всю утварь собрать, все припасы для свадьбы:
Желанному счастью преградой не стать бы!
 
С жрецами домашними, свитой известной
Царь двинулся в лес, вместе с дочерью – Вестой,
 
А там, на подушке, набитой травою
Свещенной, седой прислонясь головою
 
К могучему древу, сидел именитый
Отшельник. Глаза его были закрыты.
 
Предстал перед ним Ашвапати с поклоном.
Слепец-венценосец, в согласии с Кономъ,
 
Владыку воссесть попросил на сиденье,
Затем, предложил совершить омовенье,
 
Затем, вопросил: «Государства властитель,
Зачем ты пожаловал в нашу обитель»?
 
Сказал Ашвапати: «Сатъявану в жёны
Я дочь предлагаю, о царь прирождённый,
 
О, праведник царственный с думой благою,—
Тебе Савитри да пребудет снохою».
 
Дъюматсена молвил: «Лишившись престола,
В лесу мы свершаем свой подвиг тяжёлый,
 
И надо ли девушке, с миром в разлуке,
Испытывать наши невзгоды и муки»?
 
Ответствовал гость: «Эта жизнь быстротечна,
И счастье мгновенно, и горе не вечно.
 
Скажи, заслужил ли подобные речи
Я – с дочерью, с твёрдым решеньем пришедший?
 
Ты равен мне, жажду союза с тобою,
Ты в родичи мне предназначен судьбою!
 
С тобой породниться хочу я отныне,
Да сына найду в твоём царственном сыне»!
 
Ответил отшельник царю всеблагому:
«Давно я стремился к союзу такому,
 
Но, царства лишённый, подвластный Обетам,
Сперва колебался и медлил с ответом.
 
Теперь я согласен, о, царь справедливый,—
Сегодня союз пусть свершится счастливый»!
 
Собрали жрецов, что в лесу обитали,
Семейным союзом детей сочетали.
 
Богатствами дочь одарив, Ашвапати
Вернулся, обрадован, к войску и знати.
 
И юное счастье супругов влюблённых
Простёрлось под сенью деревьев зелёных.
 
Царевна, отринув наряд свой атласный,
Оделась деревьев корой тёмно-красной.
 
Была Савитри и добра и смиренна,
И, скромная, нравилась всем неизменно:
 
Свекрови – заботами и обхожденьем,
А свёкру – усердным Богам угожденьем,
 
А мужу – красой, и душою прилежной,
И ласкою – в уединении – нежной.
 
Так жили в покое, свой подвиг свершая,
И горя не ведала пустынь лесная,
 
Но утром иль вечером, в тайном терзанье,
Забыть не могла Савитри предсказанье.
 

Другие части этой статьи:


[1] Царь ожидал благоприятных астрологических условий для совершения Обряда Вложения Семени. Прим. автора.

[2] 1-е небо – мир Нави, 2-е небо – мир Слави, 3-е небо – мир Прави, т.е. Нарада вознёсся в мир Прави. Прим. автора.