Мир славянского духовного единения

rasvetv@gmail.com

Календарь

Всеславъ – соратник проекта «Родобожие».

В седьмой части этой статьи мы продолжаем знакомство с Махабхаратой, осмысливая её Древние Славяно-Арийские образы.

Перед началом чтения 7-й части этой статьи советую прочитать сначала её предыдущие части:

СКАЗАНИЕ О СЫНЕ РА РЕКИ,

О РЫБАЧКЕ САТЬЯВАТИ И ЦАРЕ САНТАНЕ.

Книга первая, главы 91 — 100.

Разъяснение древних Славяно-Арийских образов.

Разъяснение образов, встречающихся в этой главе, даётся не в алфавитном порядке, а для удобства усвоения их смысла – в порядке их появления в тексте стихов. Термины, которые разъяснены в предыдущей главе, в повторном разъяснении не нуждаются.

Джамадагни. В соответствии с Симфоническим Санскритско-Русским Толковым Словарём Махабхараты академика Б.Л. Смирнова (в дальнейшем, для краткости – ССРТСМ) перевод таков: Jamadagni – отец Парашурамы; значение слова:  «горящий», «пылающий».

 

Рассмотрим образное значение имени Джамадагни: Д – Добро, Ж – Жизнь, А – Асъ (Азъ – Богочеловек), М – Мысль, Агни – Имя Бога Огня. Объединённый образ: «Богочеловек, мыслящий о Добре и Жизни, яркий, как Бог Огня». Этот образ объясняет, почему в переводе с Санскрита имя Джамадагни звучит: «горящий», «пылающий».

Арджуна. В соответствии с ССРТСМ: Arjuna - «утренняя заря», «серебристый»; «белый»; «дневной свет», имя третьего из Пандавов, по легенде сына Индры.

Образное значение имени Арджуна таково: А – Асъ (Азъ – Богочеловек), Р – Ра (Изначальный Свет Прародителя), Д – Добро, Ж – Жизнь, У – Устой, Утверждение, Н – Ны (наш). Объединив эти образы, получим: «Наш, сияющий Изначальным Светом, Богочеловек, утверждающий Добро и Жизнь».

Рама. В соответствии с ССРТСМ: Rаma – радость, возлюбленный, отрадный; сын Джамадагни, автор гимна Ригведы X, 110. Полное имя Парашурама – брамин, противник кшатриев.

Рассмотрим образное значение имени Рама. Полное имя – Парашурама: Пара – Сверх, Превыше, Ш – Ширь, Необъятность, У – Устой, Утверждение, Ра – Изначальный Свет Прародителя, М – Мысль, А – Асъ (Азъ – Богочеловек). Объединённый образ таков: «Богочеловек с необъятными сверх-способностями, утверждающий  Изначальный Свет Прародителя».

Утатхъя. В соответствии с ССРТСМ: Utathya – имя риши, потомка Ангираса, старшего брата Брихаспати.

Образное значение имени Утатхъя таково: У – Устой, Традиция, Тат – Тот, который, Х – Ха (Небесная Сила Развития), Ъ – Твердо, Незыблемо, Я – местоимение. Объединив эти образы, получим: «Я тот, который утверждает в традиции Небесную Силу Развития».

Мамата. Рассмотрим образное значение имени Мамата – Мама Та: «Та, которая относится ко всем, как мать».

Брихаспати. В соответствии с ССРТСМ: Brhaspati – укреплённый, молитвенник, жертвователь; великий владыка; жрец и Учитель Богов.

Образное значение имени Брихаспати таково: Б – Боги, Р – Реце, Речь, Ха – Сила Духовного совершенствования, С – Слово, Пати – Патер, Отец, Владыка. Объединённый образ таков: «Владеющий Божьим Словом и Силой Духовного совершенствования».

Бали. В соответствии с ССРТСМ: Bali – «приношение», «дар», «сильный» - имя царя.

Рассмотрим образное значение имени Бали: Б – Боги, А – Асъ (Азъ – Бог воплощённый в человеческом теле), Л – Люди, И – Истина. Объединив эти образы, получим:  «Истинный Богочеловек среди обычных людей».

Судешна. Для правильного понимания образного значения имени заменим «ш» на «с» и получим Судесна: Су – Супруга, Десна – Десница (правая рука). Объединённый образ таков: «Супруга правой руки (Бога), т.е. супруга Царя».

Какшиван. Образное значение имени Какшиван – Как-Шива-Н: Шива – Сива (Сивый, Седой – Прародитель), Н – Ны (наш). Объединив эти образы, получим: «Как Прародитель наш».

Вырий. Это синоним слова Ирий – Небесная Обитель Славяно-Арийских Богов и Предков. Примерно соответствует раю, упоминаемому в современных религиях.

Парашара. Это сокращённое имя Парашурама: Пара – Сверх, Превыше, Ш – Ширь, Необъятность, У – Устой, Утверждение, Ра – Изначальный Свет Прародителя, М – Мысль, А – Асъ (Азъ – Богочеловек). Объединённый образ таков: «Богочеловек с необъятными сверх-способностями, утверждающий  Изначальный Свет Прародителя».

Двайпаяна. В соответствии с ССРТСМ: Dvaipаyana – «островитянин»; эпитет великого риши Вьясы, сына Парашары из рода Васиштхи.

Рассмотрим образное значение имени Двайпаяна: Двай – Двойственный, Раздвоенный, Паяна – Опоясанный, т.е. участок земли (остров), опоясанный раздвоившимся руслом реки. В переносном значении – островитянин.

Въяса. В соответствии с ССРТСМ: Vyаsa – обстоятельно излагающий тексты. Мифический мудрец, которому приписываются редакция и сочинение безчисленного множества памятников: Веды, Веданта, Махабхарата, Рамаяна, Пураны и пр. Этот мудрец считается сыном Парашары от Сатьявати.

Образное значение имени Въяса таково: В – Веды, Ъ – Твердо, Незыблемость, Яса – Ясность (Ведическая Мудрость). Объединив эти образы, получим: «Ведающий мудрец, утверждающий незыблемость Ясы – Ведической Мудрости». Жрец в казачестве (до крещения Руси) звался Ясаулиц. Он держал «Ясу у лиц» казаков, т.е. показывал им Ведическую Мудрость. Отголосок этого – нынешние казачьи звания Есаул, Подъесаул.

СОВЕТ БГИЖМЫ

«Однажды,— так Бгижма повёл своё слово,—
Убил Джамадагни – жреца и светого,
 
Вождь хайхаев – Арджуна тысячерукий.
Был сын у светого, познавшего муки,
 
По имени Рама. И вот, гневнолицый,
Он тысячу рук отрубил у убийцы,
 
От воинской варны, без помощи ратной,
Очистил он Землю семь раз троекратно.
 
Жрецы, чтобы Витязи в мире остались,
Со вдовами ратных людей сочетались.
 
Есть Праведный Конъ, почитаемый свято:
Дитя может быть от другого зачато,
 
Но отпрыском мужа погибшего будет,
Коль к этому Рода Продленье побудит,—
 
И жрец со вдовой ратоборца сходился,
Чтоб Витязей Род на Земле возродился...[1]
 
Вот случай другой: благодатью богатый,
Подвижник Утатхъя был мужем Маматы.
 
Был брат у Светого меньшой – Брихаспати:
Он силу обрёл от учёных занятий.
 
Наставник Богов,[2] он, без жалости к брату,
Упорно преследовать начал Мамату.
 
Сказала она: «Постыдись, Брихаспати!
От мужа, мне данного, жду я дитяти.
 
Растёт твой племянник, он праведен в Коне,
И Веды в моём изучает он лоне.
 
От старшего брата мне радостно бремя,—
Иди и другой подари своё семя!»
 
Так правильно сказано было Маматой,
Но жрец не сдержал себя, страстью объятый,
 
Познал он Мамату в запретное время,
И крикнул ему, испустившему семя,
 
Зародыш, уже находившийся в лоне:
«Эй, младший, ступай-ка, ты здесь посторонний,
 
Я – первый, нет места второму во чреве!»
И проклял тогда Брихаспати во гневе
 
Дитя, что ещё пребывало в утробе:
«За слово, которое крикнул ты в злобе,
 
При этом – в чувствительный миг наслажденья,
Да будешь во мрак ты повергнут с рожденья»!
 
И вправду, родился Утатхьи потомок
Незрячим и назван был: «Житель Потёмок».
 
Жрецу Брихаспати могуществом равный,
Сынов произвёл сей слепец добронравный.
 
Сыны, ослеплённые жадностью, скряги,
Решили: «К чему нам заботы о благе
 
Слепца седовласого, еле живого?»
На плотик отца посадили слепого,
 
На досках по Ганге пустили жестоко,
И плот оказался во власти потока.
 
Поплыл по теченью слепец белоглавый,
И минул он многие страны-державы.
 
Купался Бали, царь земли, утром рано.
Жреца на плоту он увидел нежданно.
 
Приблизясь, узнал повелитель слепого
Учителя Мудрости, Старца светого.
 
Избрав его для обретения сына,
Воскликнул: «Тебя мне послала судьбина!
 
От жён моих мне сыновей подари ты,
Да будут им тайные Веды открыты»!
 
Согласьем ответил Подвижник известный —
Сынов породить от царицы Судесны.
 
Слепца презирая, велела царица
Молочной сестре [3] своей к старцу явиться.
 
От старца слепого и девы безправной
Родился Какшиван, певец достославный,
 
А, также, одиннадцать, мудрых в беседах.
Бали, увидав этих сведущих в Ведах,
 
Воскликнул: «Мои они все, не иначе!»
«О нет,— возразил ему Старец незрячий,—
 
Мои все двенадцать, и мне это лестно, —  
Отринув незрячего Старца, Судесна
 
Свела старика, со служанкой простою,
С безправною девой, с молочной сестрою».
 
Бали, ради милости Старца Светого,
Царицу Судесну послал к нему снова.
 
Подвижник сказал, прикоснувшись к царице:
«Твой сын будет равен блистаньем Деннице»[4].
 
И сын у Судесны родился – учёный,
Светым изучением Вед поглощённый.
 
Жрецами для воинской варны свершались
Зачатья, чтоб Витязи – не вырождались.
 
Мне дороги Бхаратов род и наследство,
Чтоб род продолжался, скажу тебе средство:
 
Ведунъ пусть со вдовами Вычетравирьи
Детей породит, что придут к нам из Вырья».

САТЪЯВАТИ С ПОМОЩЬЮ МЫСЛИ ПРИЗЫВАЕТ ПЕРВОРОЖДЕННОГО СЫНА.

Тогда, со стыдливой улыбкой, смущённо,
Рекла Сатъявати приверженцу Кона,—
 
Был полон волнения голос дрожащий:
«Ты правильно учишь, великоблестящий.
 
И царскому роду продленья желая,
О грозный, признание сделать должна я.
 
Ты – правда, ты – благо, ты – жизни защита.
Да будет тебе моё сердце открыто.
 
Однажды, в невинную девичью пору,
Я в лодке плыла по речному простору.
 
К Ямуне-реке, в светожительской славе,
Благой Парашара пришёл к переправе.
 
Ко мне обратился он, робкой и юной:
«На землю меня переправь за Ямуной»,—
 
И стал многознающий, в лодке рыбачьей,
Меня уговаривать речью горячей,
 
Окутав в прелестные, нежные чары ...
Проклятья страшась и родительской кары,
 
Величью даров подчиняя свой разум,
Ему я не смела ответить отказом.
 
Могучий, всю Землю окутал он тьмою
И взял – над безпомощной – верх надо мною.
 
Мой рыбный развеял он запах отвратный,
Другой даровал мне – душистый, приятный.
 
Сказал он: «Родишь мне на острове сына,
Но девственна будешь, чиста и невинна».
 
И я разрешилась, в девичестве строгом,
На маленьком острове мальчиком-йогом.
 
Обрёл он, известный делами благими,
Двайпаяны – островитянина – имя.
 
Затем обособил он Веды четыре,
Под именем Въясы прославился в мире.
 
Подвижник, живущий правдиво и свято,
Сынов породит он со вдовами брата.
 
Сказал он: «Какой бы ни шёл я тропою,
Едва меня вспомнишь – явлюсь пред тобою».
 
Источником стал он познанья и света,
И, если согласен ты будешь на это,
 
Придёт он, к продлению рода готовый,
Сойдутся с ним брата умершего вдовы,—
 
Потомки его да пребудут на свете
Как Вычетравирьи рождённые дети».
 
Услышав о муже великой науки,
Сказал, поднимая молитвенно руки,
 
Сын Ганги: «Стремятся одни к сладострастью,
Другие – к земному богатству и счастью,
 
Цель третьих – любви и добра постиженье,
А в нём – наивысшему благу служенье.
 
Лишь самые мудрые в том преуспели:
Понять и разъять три различные цели.
 
Твое же стремление – рода продленье,
А это – есть к высшему благу стремленье.
 
Ты выход найти наилучший сумела,
Я слово твоё одобряю всецело».
 
От Бгижмы услышав: «Твой выбор прекрасен!» —
Решила Сатъявати думать о Въясе.
 
Он Мудрые Веды читал вдохновенно,
Но, матери мысли постигнув мгновенно,
 
Предстал перед ней после долгой разлуки,
И мать, поднимая почтительно руки,
 
Его обняла, разразилась рыданьем.
Всезнающий, движимый к ней состраданьем,
 
Сказал, окропив её влагой светою:
«Я всё, что прикажешь, свершу и устрою».
 
Хваленья домашних жрецов благосклонно
Воспринял подвижник, приверженец Кона.
 
Сатъявати первенцу-сыну сказала:
«С тобой я судьбу государства связала.
 
Отцу сыновья подчиняться согласны,
Однако и матери дети подвластны!
 
Ты – первый, а Вычетравирья – мой третий,
Вы оба, от разных отцов, мои дети.
 
По матери, в лодке рыбачьей зачатым,—
Ты Вычетравирье приходишься братом.
 
О Вычетравирье скорблю неустанно,
И Бгижма и он – оба дети Сантана,
 
Но Бгижма, обет исполняя тяжёлый,
Не хочет потомства, не ищет престола.
 
Ты, память храня о покойнике-брате,
В продлении рода ища благодати,
 
Содействуя Бгижме и мне повинуясь,
Волненьем существ беззащитных волнуясь,—
 
Обязан исполнить моё повеленье,
О, сын, безупречный в светом устремленье!
 
Невестки твои хороши, как Богини,
Но обе остались бездетными ныне.
 
 
Потомство от них породи, о беззлобный,
Достойное дело исполни, способный!»
 
А Въяса: «Тебе все преданья известны,
Постигла ты Конъ и земной и Небесный,
 
О мать, потому, что тот Конъ – есть основа
Тобой изречённого веского слова,—
 
Твоим повинуюсь стремлениям правым:
Я тоже знаком с этим Древним Уставом!
 
Подобных Богам сыновей да зачну я!
Умершему брату детей подарю я!
 
Пусть обе вдовы, для продления рода,
Обет исполняют в течение года,
 
Иначе, пускай они ложа не стелят:
Нечистые – ложа со мной не разделят!»
 
А мать: «Мы должны, о, мой сын, торопиться,—
Зародыш скорей да получит царица.
 
В стране без вождя – нет дождя и цветенья,
Страна без царя – есть земля запустенья.
 
Даруй же скорее стране властелина,
А Бгижма да будет воспитывать сына!»
 
А Въяса: «Коль надобно быстро трудиться,
Уродство моё да потерпит вдовица,
 
И запах мой острый, и облик, и тело,[5]
Чтоб семя могучее в лоне созрело».
 
Добавив: «Готов я к желаемой встрече»,—
Внезапно он скрылся, внезапно пришедший.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Другие части этой статьи:


[1] Жрец совершал Обряд Вложения Семени воинской вдове, которая уже обладала Образом Духа и Крови Рода своего мужа, т.к. успела обрести его ещё тогда, когда муж был жив. Жрец давал вдове семя для зачатия и рождения тела ребёнка. При этом, душа ребёнка воплощалась в этом теле из Рода мужа вдовы. Поэтому, отцом ребёнка считался её погибший муж. Прим. автора.

[2] Брихаспати был Учителем и Жрецом Богов мира Слави. Прим. автора.

[3] Молочные сёстры: не родственницы, но вскормлены молоком одной матери – кормилицы. Прим. автора.

[4] Денница: свет нарождающегося дня, заря; яркая звезда, видимая даже утром. Прим. автора.

[5] То обстоятельство, что Парашара силой своего внутреннего огня, перед зачатием Въясы днём сотворил тьму, и заменил рыбный запах, исходивший от Сатъявати, на благоухание, повлияло на их сына. Сила тьмы отразилась на коже Въясы – она стала очень смуглой. Сила огня сделала его волосы огненно-рыжими, а бороду – медно-красной. Рыбный запах Сатъявати перешёл на него. Прим. ред.